Главная » МУЖСКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ » Охота на кабана в Таджикистане

Охота на кабана в Таджикистане

В Таджикистане обитает особый подвид кабана — среднеазиатский (Sus Scrofa niaripes Blanf). Местное его название — хук. Кабан внешне похож на домашнюю свинью, родоначальником которой и является. Как дикое животное, он выглядит более мощным и стройным, чем домашняя свинья: туловище сжато с боков, имеет сильно выступающий хребет и холку, шея короткая и толстая, голова вытянутая и снабжена большими и широкими ушами, твердым подвижным пятачком на конце рыла, маленькими глазами и грубой щетиной. Окраска животных в течение года очень изменчива: от белесого до серого, светло-бурого и рыжеватого. Длина тела взрослых самцов в Средней Азии достигает 160–200 см, а высота в области лопатки — 110 см, вес колеблется от 150 до 200 кг. Самки несколько меньше: длина их тела около 150 см, высота в холке от 60 до 80 см, вес до 120 кг.

Юрий ЛИТВИНОВ биолог-охотовед, почетный член Таджикского общества охотников и рыболовов

В Таджикистане этот зверь распространен очень широко. Он населяет все низменности и поднимается в горы до верхних пределов древесно-кустарниковой растительности, то есть до высоты 3600 метров (единичные заходы, выявленные при авиаучете 1985 года в урочище Каинды, у подножия ледника Федченко, в окрестностях метеостанции Алтан-мазар). Повсюду кабан выбирает места, не слишком удаленные от воды и заросшие кустарником (местное название — джангал). В низменностях он обитает в тугайных лесах, состоящих из туранги, джиды, ивы и некоторых кустарников. Охотно селится в непролазной чаще тростников, окаймляющей все озера низменностей заповедника «Тигровая балка». Прекрасно плавает и без особых усилий переплывает реки Сурхоб, Хингоу, Вахш, Пяндж, Аму-Дарью, делая набеги на рисовые поля, плантации бахчевых культур.

В горах кабан держится в самых разнообразных древесных или кустарниковых зарослях. Предпочитает места рядом с заброшенными поселениями людей, сады которых богаты тутовником (шелковица), абрикосом, яблонями, грушами, вишнями, алычой и грецким орехом. Чтобы отогнать зверя от фруктовых деревьев, сторожа стреляют в воздух или стучат по подвешенному рельсу, но животные привыкают к шуму и приходят на такие поля даже за пять километров от дневных лежек. Выходят кабаны на кормовые поля и в лунные ночи, но там, где их преследуют, они выходят на открытые места лишь тогда, когда луна прикрывается облаками.

Охота на засидках в Таджикистане практикуется с июня по ноябрь, в зависимости от созревания тех или иных фруктов или иных сельхозкультур. В это же время практикуют охоту с подхода. Но в последнем случае нужно очень хорошо знать местность, переходы кабанов, тропы. При охоте на засидках используют гладкоствольные ружья 12-го и 16?го калибров. Стреляют на дистанции не более тридцати шагов, так как кабан очень крепок на рану. Особой популярностью пользуется круглая пуля и пуля Бреннеке.
Наиболее убойными местами считаются голова и грудь, но были случаи, когда кабаны с пробитым сердцем уходили на 100 и более метров. Находили их только благодаря собакам (лайка, спаниель, фокстерьер). Походить к кабану после выстрела следует очень осторожно и лучше в сопровождении егеря.
Недопустимо преследовать кабана ночью, после выстрела, особенно если он ранен. Следует дождаться рассвета и только при дневном свете продолжить поиск зверя с помощью собак или по кровавому следу.

Поскольку ночью для стрельбы необходима подсветка, используют подствольный фонарь. Обычными являются ПО-1Б, которые в большом количестве были поставлены в Таджикистан Вильнюсским заводом счетных машин. А многие охотники для этой цели приспосабливают обыкновенный круглый или даже квадратный фонарик.

Лучшим материалом для одежды охотника считается шинельное сукно, обувь должна быть мягкой.

С ноября по январь практикуется охота на кабанов с собаками, загоном. В этом случае лучше использовать нарезное оружие калибров от 7,62х51 и выше.

Трофеи — клыки кабанов, — добытые таджикскими охотниками, выставлялись на всесоюзных и международных выставках и зарегистрированы в каталогах этих выставок. Высшие показатели: длина клыков 28–36 см, окружность 7,5–9 см, ширина от 29,0 до 30,3 см. На Пловдивской международной выставке трофеев в Болгарии в 1981 году клыки таджикского кабана вошли в десятку выдающихся трофеев. А клыки кабана, добытые охотником Бергом П.А. в 2003 году в Шугновском районе, которые находятся сейчас в ФРГ, потянули на 151 балл.

Хочу рассказать о добыче одного из кабанов, великолепный трофей которого по причинам, которые будут понятны позже, на выставку так и не попал.
Недалеко от Душанбе, в небольшом кишлаке Кашкара Файзабадского района живет мой друг Сайритдин. Он работает механизатором, а я знаю его как опытного, страстного охотника, которому известны на хребте Сурхо все охотничьи места.

В один из августовских дней я получил лицензию на отстрел кабанов на потравах и, зная, что в Кашкаре много полей, засеянных пшеницей и ячменем, не раздумывая, поехал с товарищами к Сайритдину.
Сайритдин был очень рад встрече, и мы также все были в каком-то радостном возбуждении, видимо, предчувствуя удачную охоту. Сайритдин сказал, что знает, где лежит здоровый секач, который кормится на их полях и здорово вредит посевам.

Друзья, приехавшие со мной, Петя Берг и Володя Коломеец, охотно согласились проверить кабанью дневку — зверь получался практически «халявный»: всего в ста километрах от Душанбе, едва ли не до лежки можно доехать на машине! В общем, после недолгих сборов мы поехали на перевал Мускинабад по дороге, ведущей в кишлаки Ионахш, Махзор и Паскуль. На перевале оставили машину и продолжили путь пешком. Сайритдин сказал, что минут тридцать ходьбы и кабан наш! Хотя у нас ушло времени вдвое больше, но до нужного места мы все-таки добрались. Далее он показал то место, где, по его предположению, залег кабан. Честно говоря, я ему не поверил, не говоря уже о моих друзьях. Мы все-таки охотники бывалые, со стажем, имеем представление о местах, где кабаны устраивают лежки, но тут… Во-первых, высота над уровнем моря 2500 метров! Во-вторых, каменистый склон, без кустарников и деревьев, окруженный только редкими кустиками ферулы и стелющейся арчи. Нет, мы единогласно пришли к выводу, что кабану здесь просто негде было лежать. Но Сайритдин был совершенно уверен в том, что это именно то место, где лежит кабан. Он утверждал, что именно отсюда ему легче ходить на зерно. Чтобы развеять сомнения, я бросил в сторону склона камень, и… ничего особенного не произошло. Моему примеру последовали товарищи, и таким образом очень скоро стало понятно, что если кабан здесь и бывает, то сейчас его попросту тут нет. Тогда Сайритдин пошел вперед, к низкому кустарнику.

Кабан появился, словно из-под земли, примерно в двух метрах от охотника. Только чудом можно объяснить то, что он не сбросил человека в обрыв. Стремглав зверь рванул вниз по щели, а дальше… Дальше все произошло в считаные секунды. Сайритдин успел сделать два выстрела картечью в чудовище, которое отбежало буквально метров на десять от него. Следом Петр сделал несколько выстрелов из карабина. Кабан словно споткнулся, покатился по склону и уже мертвый полетел вниз по каменной осыпи. И нам пришлось спускаться к нему метров триста. И там мы просто были ошарашены увиденным. Нашему взору предстал секач каких-то исполинских размеров, ободравшийся о камни при падении, с переломанными клыками. Потребовался целый час, чтобы разделать его. Уже глубокой ночью, обессиленные, мы добрались до машины, а уже на следующий день приехали за мясом и таскали его с утра до вечера.
Вот тебе и «халявный» кабан в ста километрах от Душанбе и тридцати минутах ходьбы от машины!
Нам с Петей все же удалось собрать отломившиеся клыки. Это оказался достойный трофей. А когда выварили череп, стало ясно, что ширина нижних клыков составляла 31 мм, и они, даже обломанные, тянули на золото!

У меня и моих друзей эта охота и встреча с таким крупным кабаном оставили незабываемые впечатления! Мы, бывалые охотники, испытали и страх, и ужас, и удовольствие! Сами того не ожидая, мы добыли достойный трофей, которому позавидовал бы любой охотник.

Охота на потравах на кабанов — дело довольно азартное, и события во время нее могут принять самый неожиданный оборот, не всегда приятный для охотника. Но иногда она бывает просто комичной, и о таком случае мне тоже хочется рассказать.

Однажды мне пришлось с Сайритдином охотиться на кабана с одной фарой на двоих. У меня была вертикалка, а у него горизонталка, и охотничий фонарь крепился только на его ружье. Поэтому мы оказались привязаны друг к другу поневоле и в засидку могли отправиться только вдвоем. Что и было сделано.
Устроились на краю оврага, чтобы ветер «сдувал наше присутствие» и кабан не мог нас обнаружить. За спиной, а также справа и слева были густые заросли алычи, а перед нами возвышались несколько тутовых деревьев, под которые, судя по следам на пыли, регулярно ходили кабаны. Сооружая капитальную засидку, мы совсем не рассчитывали на быструю встречу с ними.

Зверь появился на тропе неожиданно, когда было еще достаточно светло, примерно в трехстах метрах от нас. Кабан зашел в сад и начал деловито обходить тутовины, собирая с земли падалицу. Нас буквально пробила дрожь. Не от страха, конечно, а от предвкушения такой легкой добычи. В мгновение ока мы изготовились к выстрелу и… тут услышали собачий лай. От ближайшего кишлака Ионахш, громко лая, бежали в нашу сторону два волкодава. Едва заслышав собак, кабан тут же развернулся и ушел в сторону заросшего оврага. Посокрушавшись по поводу невезения, я вышел из засидки и шуганул псов.

Прошло около двух часов в ожидании, и вдруг мы с Сайритдином услышали характерное кабанье чавканье у себя за спиной. Рассмотреть хоть что-нибудь в сгустившейся уже тьме, да еще за стеной деревьев, нам не удалось. Сайритдин шепотом сказал, что знает тропинку через эти заросли и попытается подойти поближе к кормящемуся зверю. Он тихонько встал и растворился в темноте.
Через считаные минуты чавканье прекратилось, но совсем рядом, в овраге, раздался шум — ко мне приближалось животное. Ружье было наготове, но я ничего не видел. А в это время Сайритдин пытался найти затихшего кабана, светя фарой по зарослям. Вдруг луч света, скользнув недалеко от меня, осветил кабана. Я вскинул ружье, приложился, но прицелиться не успел — в этот момент луч ушел в другую сторону. Кабан стоял, как вкопанный, всего в нескольких метрах от меня, и я чувствовал это. Прошло минут пять, и кабан шевельнулся. Я выстрелил на этот шорох и услышал, как зверь, сметая все на своем пути, выскочил из оврага на чистое место и скрылся. Выстрелить второй раз я даже не успел.
Подошел Сайритдин и сказал, что, сколько ни светил фонарем, не видел ничего. Конечно, он не предполагал, что кабан может стоять совсем рядом со мной. А я рассказал о том, что видел и куда стрелял. С одним фонарем мы оба оказались слепыми.

Утром, когда рассвело, мы подошли к тому месту, где стоял кабан в момент выстрела, и нашли пулю в стволе алычи, которой досталось вместо секача.

Кабан — довольно обычный зверь в Таджикистане, и охота на него практически всегда добычлива. Другим самым распространенным видом дичи здесь является горная куропатка, или кеклик.
Таджики отлавливают кекликов живьем. Часть из них отбирают как бойцовых птиц или для украшения в домах, остальных используют на питание. Среди местного населения распространена также ружейная охота с чодараком (чодарак в переводе с таджикского «щит»). Она не спортивна, но очень добычлива. Охотник берет мешковидную ткань размером 120 х 70 см, на каждом конце полотна делает специальные петли для палочек, которые укрепляет крестом, и растягивает мешковину. На «щите» рисуют черным кружочки и точки, а некоторые пришивают куски шкуры с головы или ушей лисицы или зайца. На оставшейся поверхности делают разнообразные рисунки. В верхней части «щита» делают смотровые отверстия. На лицо охотник надевает маску (гургаке) точно под окрас щита. Охотник укрывается таким щитом и, постепенно потряхивая им, подходит к кекликам. Заметив что-то непонятное, сторожевая птица подает сигнал, и стайка сразу же начинает собираться возле этой птицы. Стрелок, подойдя на верный выстрел, стреляет, зачастую убивая до пяти и более птиц одним выстрелом. Местные охотники охотятся с одноствольными ружьями и стрельбу влет считают неэкономной, поскольку летает кеклик быстро, и попасть в него непросто.

У меня есть закадычный друг, Разыков Саидбек, с которым мы знакомы уже более тридцати лет. Он заядлый охотник-кекличатник, которому нет равных в этом виде охоты. В 1978 году, когда я находился в командировке в охотхозяйстве «Петр Первый», в предгорьях Памира, в три часа ночи в дом охотника, где мы расположились на ночлег, неожиданно приехал Саидбек. Он рассказал, что его задержали за браконьерство в поселке Гарм и обвинили в том, что вместо положенных по лицензии пяти кекликов он отстрелял восемь. Саидбек же уверял, что всех (представляете: восемь кекликов!) взял с одного выстрела. Кто же в это поверит? Не поверил ему и председатель общества охотников в Гарме Георгий Михайлович Улюра. А про чодарак Саид ему не сказал.

Было принято решение, чтобы Саидбек поехал в Душанбе и купил в Республиканском обществе охотников и рыболовов еще одну лицензию. А я написал записку Улюре. Саидбек срочно выехал в Душанбе, купил лицензию, загрузился грузом и приехал в Гарм. Мне самому тоже пришлось приехать к Георгию Михайловичу и рассказать ему, как охотился Саид со щитом и что подранков в такой охоте не бывает. Саиду вернули оружие и документы и попросили продемонстрировать, как охотятся со щитом, благо кекликов в Гарме водилось в изобилии. Мы дали один патрон Саидбеку, и не прошло тридцати минут, как он принес пять кекликов. После этого случая Георгий Михайлович Улюра сказал, что к таким охотникам надо прикреплять охотинспектора.

А может быть, память мне изменяет, и все было не совсем так, как я описываю, но верно то, что кабанов и кекликов в Таджикистане много. Приезжайте и убедитесь сами.

 

Видео — Охота на кабана в Таджикистане.

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*